?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Майор Зубок - "конфликт был изначально известен, поэтому нас заранее туда направили" / Part I
cadstar
cadstar

Майор медицинской службы Дмитрий Николаевич Зубок, итервью на радио (МоскваФМ-ДобрыеПесни-передача "Погонный Мэтр"). Интерьвю интересно тем, что майор Зубок находился в усилении миротворческого батальона в Цхинвали во время Русско-Грузинской войны.
Эфир: 05 августа 2009, 21:05
Ведущий: Александр Викторов, один из авторов фильма "В августе 2008-го". Фильм вышел 07.08.09 в 19.30 МСК на телеканале НТВ.  Находился во время войны в Южной Осетии, что может указывать на его связь с российскими спец службами.
Передача в архиве "МоскваФМ": http://www.moskva.fm/share/2105/20090805/fromtime:21:06:07
Расшифровка текста моя.

- Здравствуйте уважаемые радиослушатели, в эфире программа «Погонный Мэтр», в студии её ведущий Александр Викторов [АВ], за режиссёрским пультом Тимофей Шумный, и наш сегодняшний гость – майор медицинской службы Дмитрий Николаевич Зубок .

[АВ] - Дима здравствуй

 – Добрый вечер

[АВ] - Ну хотел бы сказать, что наша тема сегодняшней программы не совсем обычная, ну во-первых мы давно хотели сделать программу посвящённую военным медикам, а тут ещё и грядёт первая годовщина тех ужасных событий которые произошли в августе прошлого года на Кавказе. Дмитрий был непосредственным участником тех событий, как раз находился в подразделении усиления, медицинского усиления, роты, или как? Дима, поясни, как она  называлась?

- Миротворческого батальона, который располагался в самом городе Цхинвале и который, так скажем,  предупреждал этот конфликт, На самом деле, потом стал разменной монетой.

[АВ] -И наверное чуть ли не главной жертвой, правильно?

-Да, да. Самые больше потери, потому что там и понесли.

[АВ] - Дим, давай, для того, чтобы тебя как-то представить нашим радиослушателям, расскажи о себе чуть-чуть, вкратце.

- Ну, сам я родился в городе С.-Петербурге, закончил школу . . .

[АВ] - С Владимиром Владимировичем  не был знаком?

- Нет, нет, нет. Значит, потом окончил медицинское училище, после медицинского училища ещё закончил военную медицинскую академию, закончил интернатуру, ординатуру по травматологии, по хирургии, по ортопедии.

[АВ] - То есть, на данный момент ты травматолог?

- Да. Травматолог-ортопед.

[АВ] - И где служишь?

- Сейчас в медицинском отряде специального назначения, 220 –ом «МОСТ» так называемый, и он находится на территории 3-его центрального клинического госпиталя имени Вишневского. В  30-ом отделении травмотологии.

[АВ] - Да, кстати, раскрою маленькую тайну, Дмитрий сменился сегодня с дежурства, поэтому он на меня смотрит такими глазами, очень выразительными. Дима, ну всё тки, как бы, спасибо, что ты так грамотно представился, но вот хотелось бы узнать правду, как говорится, из первых уст о тех событиях, которые были год назад. Понятно, что ты с высоты врача, медика, хоть и майора, видел то, что видел. Короче, от тебя не требуется каких-то политических заявлений или обобщений. Да? Ну вот, давай установим хронологию. Я так понимаю, что в принципе, вот в составе усиления находились, находился ты, потом находился медсестра Кристина Литовко и ещё врач анестезиолог Александр Коновалов.

- Ну ещё и хирург был - Андрей Антоненко.

[АВ] - То есть вас было четверо, кто прибыл туда.

- В принципе, насколько я понимаю, конфликт был изначально известен, поэтому нас заранее ещё туда направили, 14 июля. А боевые действия начались в принципе с 6-го числа, я ещё помню - мы как раз работали в самой Цхинвльской больнице, как бы помогали, помощь там, и нашим коллегам  заодно. И вот 6-го числа уже, я вот помню хорошо на фоне такого вот благополучия, начали появляться уже, как бы раненые – огнестрельные, полевые, минно-взрывные ранения, и гражданское население в том числе, даже беременная женщина.

[АВ] – Ну, это имеется ввиду осетинское население, большей частью?

- Да. Да. Ну, грузины, они как бы на себя вобщем-то  брали, насколько я понимаю, больных и раненых, а вот 7-го числа вечером уже решили просто в миротворческий батальон отъехать – отдохнуть.

[АВ] - Ну, грубо говоря, вы все эти дни пахали в обычной гражданской больнице.

- Ну да. Там, поверьте, работа травматолога, как сказал в своё время Пирогов – «Любая война это травматическая эпидемия», оно так и есть.

[АВ] - Ну, кстати, честь и хвала Пирогову, благодаря его, так сказать знаниям и его практике и его теории, спасено было великое множество жизней. Кстати, хотел бы напомнить нашим радиослушателям, наш эфирный пейджер, сегодня мы принимаем ваши вопросы по пейджеру – 6100, перед вопросом, или там, репликой, можете ставить две буквы – «ДП». Сейчас мы послушаем песню, исполняет Максим Кривошеев, называется песня – «О госпитале»

. . .

[АВ] – Продолжаем программу  «Погонный Мэтр», в студии её ведущий Александр Викторов  и наш сегодняшний гость – майор медицинской службы Дмитрий Зубок. Дима, вот ты знаешь, ты говорил, что ехали и, в принципе предполагали. Скажи, это всё было на уровне ощущений, каких то, да?

- Да. Но ещё само, в принципе, осетинское население, оно само уже как бы фактически знало, что в августе будет война. И они как то сами морально и психологически были готовы к этому.

[АВ] - Угу. Просто, я тут, честно признаюсь что веду, недели две, битву в своём «живом журнале» с грузинской частью населения, и вот они всё таки говорят – «А-а-а! Так вот знали! Послали 14-го числа…». Я им объясняю – друзья мои, воина, даже если она атомная война, она не начинается за 10 минут, за 15 минут. Существует, вот так называемый, угрожаемый период, да, в который происходит обострение политической обстановки, наращиваются там какие-то силы, и ещё чего  то, и ещё чего то. И этот процесс, он может длиться несколько месяцев до начала боевых действий. Вот, я всё-таки журналист, и я оцениваю, что все ожидали, что что-то будет, но никто не предполагал, что будет именно так. Согласен? Или нет?

- Ну, я думаю, что, в принципе, для того, чтобы ввести войска, просто нужен был вот этот вот миротворческий батальон, в принципе, он же и получился как разменная монета, я ещё раз повторю. Как бы, грузины, когда начали... Вообще, по идее, по логике, миротворцев трогать нельзя.

[АВ] - Да.

- И на самом деле, до вот этих вот событий, были там обстрелы, в принципе, между собой, в общем то. И самого… Этот батальон находится наверху, на горах и можно было вечерами наблюдать как между собой идут перестрелки.

[АВ] - Ну, то есть ты тоже это видел?

- Да. Ну, как бы, трассерные пули, они же видны.

[АВ] - Не. Ну, грузинская сторона утверждает, что там были миномётные обстрелы грузинских анклавов. Это тоже можно было наблюдать?

- Ну, знаете, там такая неразбериха, я насколько понимаю, что тут вот… Знаете, анклавы, они, понимаете,  они прям, практически сам Цхинвал заканчивается сразу же грузинские сёла…

[АВ] - Ну да, там Тамарашени, так называемая «коробка». Дим, скажи пожалуйста, грубо говоря, ночь с 7-е на 8-е.  Такой самый драматический момент. Грузинская тяжёлая артиллерия начала работать по Цхинвалу. Скажи пожалуйста, в это момент, вот на горке, в верхнем городке,  будем говорить,  у вас в батальоне, что делали? Со слов ваших коллег, видно было как стреляют по городу?

- Ну, мы, вообще как бы, ситуация была такая смешная. Мы вообще, вечером вышли, как бы отдохнуть, помню, вечерний чай как раз попили. И я, просто смотрю, начпрод уже бежит в каске и бронежилете. Как в любой части, это – событие. И тут уже было понятно, что что-то не то происходит. И когда к нему подошли и спросили, что за суета такая? Он естественно ответил, что ребят, вы совсем расслабленные, там уже отдан приказ на поражение, и на огонь. Всё короче.

[АВ] - Кем отдан? Кому?

- Вообще, миротворческим войскам. Потому, что уже был обстрел вот этого 1-го батальона, который  внизу,  в самом центре Цхинвала, а 2-ому просто сказали «огонь на поражение».

[АВ] - Не. В случае, если будут стрелять по вам, то - огонь на поражение.

- Да, то есть ответный. Ответ можем уже давать смело, то есть. И как раз в это время начались перемещения по всему  батальону. И потом, вот, 8-го числа, уже когда…

[АВ] - Так, подожди, вот, вечер, как раз, 7-го на 8-ое…

- Да, и потом, уже не шутка, когда уже вот в сам Цхинвал полетел «Град». Вот, прямо из под нашего, практически, забора миротворческого батальона. Зрелище конечно было такое, впечатляющее.

[АВ] - Ну, я, кстати, поясню радиослушателям, что, вот, миротворческий батальон, находится на высоте, и, в принципе, Цхинвали, ЦхинваЛЛ, он как на ладони, виден весь. Его видно весь.

-Да, да.

[АВ] - Скажи пожалуйста, Дима, вот, был ли у тебя ощущение, что, вот, по городу наносится точечный удар?

- Да нет, знаете, там кругом было, просто, кругом была бойня, так скажем. Вокруг миротворческого батальона, там, сами понимаете, кругом население осетинское. Но, там, понимаете в чём дело, можно ехать, допустим – осетинское село и следом уже грузинское. И вот на, между этими сёлами идёт перестрелка. Там, вообщем-то, стрельба, взрывы и не поимеешь – кто кого вообще стреляет, кто кого убивает

[АВ] - Ну, и наступило утро.

- Да, и это самое печальное утро в моей жизни, так скажем. Ну, вот, в первый момент, когда я понял, что уже не шутки, это уже когда с миномёта уже полетели снаряды на территорию…

[АВ] - Это в какое время?

-Это где то часов в 7 утра.

[АВ] - В 7 утра?

- Да.

[АВ] - То есть, первое, что было, всё-таки  выстрел из стрелкового оружия? Или это всё-таки был…

- Нет, как то, знаете, миномётный обстрел, он, как бы вдоль забора шел, потом началось из стрелкового оружия. Одновременно начали стрелять и самый такой момент, мне запомнился, я как раз вышел из мед пункта, как раз раненых поднесли и в это время, как раз, произошел взрыв, вот, из танка. Чувствуется такой серьёзный взрыв, когда уже  в 3-ий этаж полетел снаряд. Стенка уже начала рушиться постепенно. И первые убитые появились уже. То есть, это буквально спустя минут 15 или 20 после начала обстрела.

[АВ] - То есть где то в 7.15, да?

-Уже понял, что да, уже понял, что совсем не шутки, И вот как раз, мы пошли в авто перевязочную, и по авто перевязочной, что самое удивительное, она была с красным крестом, стали влетать уже пули.

[АВ] - А, вот, ты понимаешь, если смотреть, с 3-го этажа казармы. Я понимаю, что наши радиослушатели немножечко не в курсе. В принципе, так получается, что торец казармы выходит на грузинское село Земо Никози, там буквально метров 300 наверное, да?

- Меньше

[АВ] - Даже меньше, 250 метров. И вот как раз, вдоль вот этой, вернее перпендикулярно этому зданию казармы, находился медпункт. Вот, многие говорят – вот не знали, что мед пункт. Но там годами, ещё когда вертолётный полк там базировался, там был всегда медпункт.

- Да. И там была перевязочная. Понимаете, в чём дело, там же где то в начале августа уже командир батальона предупреждал, что вы особо на эту территорию не лазите, потому, что там постоянно были замечены, так скажем, военнослужащие с биноклями. То есть, имеются ввиду, со стороны села Никози уже было постоянное наблюдение, постоянное. Понимаете, вот в чём дело. Я, насколько понимаю, все помещения миротворческого батальона уже были давным давно всем известны, и было понятно что где находится.

[АВ] - Ну, я так понимаю, что сначала вы работали  в авто перевязочной, потом вы перешли  в медпункт.

- Конечно, невозможно было работать, потому, что просто выйдешь на улицу и схлопочешь пулю. Это 100 процентов.

[АВ] - Вот. Потом накрыли медпункт.

- Да.

[АВ] - Вы перешли в кочегарку.

- Перешли. Ну да, во время перемещения как раз, вот, упала крыша на наши головы.

[АВ] - Вот, Ну, что, я предлагаю послушать ещё одну песню. Через несколько минут вернёмся.

[Звучит песня «Блокпост "Акация"» (А.Миньков/И.Брусенцев) в исполнении А.Минькова (Маршал)

 [АВ] – Продолжаем программу  «Погонный Мэтр», в студии её ведущий Александр Викторов  и наш сегодняшний гость – майор медицинской слушки, э-э-э, службы майор Зубок Дмитрий , наш эфирный пейджер - 6100, перед сообщением поставить буквы – «ДП».  Так, что пишите, мы с интересом выслушаем ваши вопросы.

[АВ] -  Дмитрий, мы остановились на том, что в 7 часов с копейками произошёл выстрел из танка, грузинского танка по вышке, находящейся на 3 этаже. Ну вот грузинская сторона утверждает, что пеной у рта, что там, вот, с какого то перепугу, находился осетинский, вот, корректировщик.

- Ну-у-у. Я, насколько понял, что да. Вроде бы. Ну, не могу вам сказать, потому, что, понимаете в чём дело, на тот момент, как раз начали появляться первые раненые и занесли вот офицера, ну вот, как бы он, сразу же скончался.

[АВ] - Ну да. Там говорят, травмы несовместимые с жизнью.

- Да, травмы несовместимые с жизнью. И при этом он, практически, на руках умер у нас. И потом вот понеслась.

[АВ] - Потом уже, я так  понимаю, остановить уже было вобщем невозможно.

- Потом, понимаете в чём дело, там уже практически вся бронетехника, вся техника уже, ну была взорвана. Надо отдать должное, вобщем, все точки были пристреляны, поэтому…

[АВ] - У кого? У грузин или у нас?

- Конечно у грузин. Понимаете в чём дело, там танки просто подходили, как бы, с одной точки, с другой и прямо прцельным, прямой наводкой, как говорится, лупили ровно в батальон. Поэтому, я думаю, что там конечно же были все точки расставлены.

[АВ] - А пехота была грузинская?

-Ну, вроде нет. По моему 8-го не было. 9-го там была.

[АВ] - То есть, грубо говоря, 8-го числа, танки ходили, обходили?

- Да, я насколько понимаю, это тактика боя такая же, сначала же нужно максимально пустить артподготовку провести красивую а потом туда можно смело заходить и кто там останется уже добивать.

продолжение интервью - cadstar.livejournal.com/6650.html#cutid1



  • 1
разжалуют майора

  • 1